История вторая. От героической славы до Базарной

Прошло сто лет с небольшим после того, как Светлейший князь Григорий Александрович Потемкин основал Херсон, и город сыграл свою историческую роль в планах императрицы Екатерины ІІ. Адмиралтейство и все военачальники перебрались в новый город - Николаев (1789 г.), за ними потянулось и население. Отныне Херсон превратился в самый обычный, ничем не привлекательный уездный город. На смену прославленным военным и отважным морякам пришли мелкие лавочники и рыбаки, принесши с собой абсолютно новый уклад жизни: тихий, размеренный, неприхотливый и даже скучный.
…Женского персонала видимо-невидимо! На одного проходящего мимо вас кавалера /я вчера серьезно считал/ приходилось 6-8 девиц и дам…
… Ходить погулять совершенно некуда. Тротуары городские вымощены такими острыми камнями, что кажется вот-вот продырявишь подошву. За город далеко, да и окрестности все голая степь. По Днепру неприятно, берега заняты всякой посудой… Шум, свист, крик, стук, ругань, пыль, вонь - одна мука!"

Из письма Коста Хетагурова
(Херсон, 15 июня 1899 г.)

 

Однако не всем горожанам и приезжим Херсон казался таким уж убогим и богом забытым местом, некоторые находили "в этакой глуши" и монотонной жизни прелесть и даже некоторую поэтичность. Центральная часть города имела вполне прилично вымощенные улицы, поливаемые водой несколько раз в день. И за отсутствие пыли следовало благодарить "отцов города". Улицы были обсажены белой акацией, и на тротуарах кое-где у магазинов можно было увидеть, как и в Одессе, диванчики. А вот жизни днем на улицах не было решительно никакой: редко проедет извозчик с седоком, да несколько человек, не спеша, пройдут по тротуару. Вечером, когда вообще в южных городах закипала жизнь, в Херсоне снова было мертво. Загородными садами и различными увеселениями город также похвастаться не мог. Единственный приличный ресторанчик находился при Петербургской гостинице, где кормили, судя по воспоминаниям, вполне удовлетворительно.

 

Весь городской транспорт состоял исключительно из частных извозчиков, разделявшихся на пассажирских, легковых и грузовых. Пассажирские извозчики были пароконные и одноконные, брички и фаэтоны. И на бричку, и на фаэтон помещалось по три человека. У легковых извозчиков были свои стоянки - так называемые биржи - на Суворовской улице. Каждому извозчику присваивался собственный номер, выданный городской управой. Номер выдавался на 12 месяцев и мог быть перерегистрирован на следующий год после уплаты в кассу управы налогов и всех числящихся за извозчиком долгов.

В 1895 году Херсон состоял из центральной части и пяти предместий или форштадтов: Северного, Забалковского, Сухарного, Военного и Мельниц. Все форштадты сливались с городом в большей или меньшей степени, удержав старое название.

 

Военное

Военный форштадт - старейшее предместье Херсона, возникшее одновременно с городом. Предназначен он был для расселения отставных военных, размещения войсковых полков и строительных команд.

Современные границы Военного - парк Славы, парк Ленинского Комсомола, улицы 40 лет Октября и Черноморская. В зимние месяцы теплых квартир там не было. Для офицеров, полковых церквей и хозяйственных помещений полков были построены мазанки. Улицы на Военном были похожи одна на другую - все они круто спускались вниз к Днепру. Деревянные заборы ограничивали владения рыбаков, мелких торговцев, ремесленников. Возле домов были вкопаны в землю деревянные скамейки или лежали бревнышки. На них вечером сидели женщины и молодые люди, щелкали семечки, играли в карты и делились городскими новостями.

Базар на Военном форштадте появился еще в ХVIII веке. Рынок занимал незамощенную площадь на улицах Базарной (Перекопской) и Хороводной (Субботы) и был крайне неблагоустроен. Чуть позже по прошению базар перенесли на Ново-Базарную площадь (место нынешнего ХГУ), но там он не прижился, и торговля снова вернулась на прежнее место. Базар перестал существовать после 1945 года, так как не укладывался в новый генплан Херсона.

А на Забалковском рынке была специальная будка, где продавалась вода ведрами…